Turkey, Black Sea

Делаем блок для блокнота

Оригинал взят у scraplandiya в Делаем блок для блокнота
На просторах интернета очень много мастер-классов относительно переплета, и я часто использовала их все понемногу. С опытом стали находиться какие-то свои фишки и схемы работы. Теперь я готова поделиться своим мастер-классом, как я делаю блоки для блокнотов :)

В данном МК описана техника, схожая с классическим книжным переплетом. Для начала нам понадобится обычная офисная бумага. Можно сочетать цвета, вшивать разделители и т.п. Я использовала бумагу А4 формата 80 г/м2 ванильно-бежевого цвета и дизайнерскую цветную кальку 90 г/м2.



Collapse )
Turkey, Black Sea

Доделаем блокнот из блока? :)

Оригинал взят у scraplandiya в Доделаем блокнот из блока? :)
Я уже как-то писала, как сделать из блока блокнот, но некоторые вещи там устарели, несмотря на то, что общий принцип остался. Я давно обещала обновить информацию – и вот :)

Нам понадобятся две переплетные картонки чуть больше формата блока и картон 300 г/м2 для корешка.



Картон обрезаем так, чтобы при наложении на блок с 3-х сторон осталось по 5 мм навылет, а у корешка было на 5–7 мм меньше:

Collapse )
Turkey, Black Sea

Истории, рассказанные чашкой чая.

  Сегодня ночью я первый раз ночевала в своем книжном магазине. Времени было достаточно, чтобы закрыть кассу, подсчитать выручку, помыть кружку, но она уверенно решила остаться ночевать.
  Тем более, что кое-какие условия для этого были. Где-то внизу в подвале, где стопками лежали книги, коробки с чистой бумагой, напечатанные обложки, банки с клеем, также уместились свернутые туристические коврики. Когда-то в лагере мы придумали поверье, что сны человека и образ его жизни остается на кровати на некоторое время, и что если спать на ней после него, то можно "заразиться" его мыслями и странностями. Мне в это хоть и верилось, но было смешно и нестрашно, поэтому, когда вместо сломанной кровати мне поставили койку отрядного сумасшедшего, я с некоторой настороженностью в сердце, минутной и легко преодалимой, легла вечером спать. Что мне снилось тогда, я не помню. Но, кажется, никто не жаловался на мои странности.
  Может быть, эти корематы тоже хранят в себе какие-то волшебные истории о ярком цвете костра, узорах мятой травы на руках, сухой иглицы в карманах и черно-синих верхушках сосен. Хотя скорее всего этот ковер-самолет отнесет меня в уютные вечера, укутанные дружеским смехом и подогретые алкоголем и соленоватым сыром. Или меня всю ночь будут терзать сны о ненаписанных, ненапечатанных и недоверстанных книжках, налоговой инспекции и одиночестве.
  Ехать домой не хотелось. Было что-то отчаянное и грустное, вяжущее в этом каждодневном возвращении. Дома меня ждет маленькая комната с темно-синими обоями, прямоугольное окно, закрытое на треть стеблями растений, заваленый бумагой, огрызками, чашками и тарелками стол, острова одежды и ношеных носков, стопки книг и набросков у вечно-расстеленной постели, полки с учебниками и книгами, которые я когда-то пролистывала. И, конечно, все это приправлено пылью и песком ботинок, в которых я перед выходом забегаю за каким-нибудь забытым предметом. Через стенку стоит лежбище отца, любящего меня и увядающего в скуке, бессмысленности и одиночестве. Каждодневные дозы новостей и "одноклассников" еще больше усиливают концентрацию уныния. Видеть его не хочется, говорить с ним тоже. Я его очень люблю, но той любовью, которая лучше всего живет на расстоянии. Каждое утро я просыпаюсь в 7.30 и жду с нетерпением, когда хлопнет входная дверь и он уйдет на работу. Утро я люблю встречать в полном одиночестве. Это мое время, которое я не хочу ни с кем делить.
  Женя все разложил по местам и аккуратно спросил: "Ну, что? Поехали по домам?" Я сказала, что остаюсь ночевать в книжном. Он напомнил, что нет спальников. Но ведь это не проблема, у меня ведь есть мое зимнее польто и где-то внизу, под полом, спрятаны туристические коврики. Он извинился, что не может меня пригласить в гости. А я ему прямо выпалила, как открестилась: "Да ничего! Ты что оболдел! Я просто никого не хочу видеть и никуда не хочу ехать". И сама удивилась, что так занервничала и сказала так, будто горячее что-то отбросила. Женечка, будто хозяин дома, принес мне обогреватель, пледы, коврики, вынес мусор, договорился в баре, чтобы не ставили на ночь сигнализацию. Очень по-хозяйски позаботился.
Ночь была спокойная. Спала крепко и чувствовала твердый, плоския пол. Тело мое расплывалось по его поверхности.
Turkey, Black Sea

Обрывки мыслей.

  Вчера хотелось спрятаться и збежать из "Кнігарні". Сбежать, потому что до глубины, потому что много всего внутри резонирует и происходит. Помню лицо бледного Виктора Мартиновича после автографсессии. После того, как я ему подсунула в руки последний экземпляр "Мовы" на подпись, а он начирикал в ней банальное "Шаноўнай Вользе...", помню, как он сумбурно рассказывал о своей поездке в Тибет в ответ на мой вопрос, а правда ли он был в Китае. "Нет, в самом Китае не был. Я нелегально пересекал границу с Тибетом. (...) Название "Светлый путь"... Вы таких не найдете в Интернете..." И что-то еще он говорил, что было не так важно для меня и что я почти не слышала. Просто до сих пор помню его бледную кожу, синяки под глазами и немножко выгнутое дугой худое тельце, которому будто бы холодно, будто бы оно начало сворачиваться клубочком, но что-то внутри держит его прямо, потому что надо держаться! Мне он тогда не покался слабым или отчаянным. Не было жалости к его какой-то хрупкости. Он был тогда больше человеком, который все чувствует и готов терпеть, если надо. Хоть страх, боль или холод отразяться на его позе или выражении лица.

  Каждый шаг - это движение куда-то вперед. Я помню слова Д., смысл которых осел в моей памяти как выражение "время разбрасывать и время собирать камни". Дело в том, что Д. получил подтверждение, что его принимают на учебу в два Канадских университета. Да, за свой счет, да, все это должно стоить море денег, но все же мечта была и вот она потихонечку начинает воплощаться. Это все очень хорошо связано с образом шагов и пути. Когда я наблюдаю за людьми, кажется, будто у кого-то есть конкретный план, как жить, куда подниматься. Думаю, для тех, у кого плана нет, есть единственный выход - это делать все хорошо. Или делать хорошо что-то одно. Так больше шансов, чем если не делать ничего вообще.

Я бы могла сказать, что мне одиноко. Но нет. Мне пусто. Или даже не это. Много всего внутри, и многое неоднозначно. Мне тревожно! Когда я думаю об этом, то мне сразу слышится голос Д., который говорит: "Ну че ты боишься-то?" И я чувствую, как он крепко сжимает мою правую руку. У него небольшая, но теплая ладонь. Так аккуратно, но крепко держит меня за руку, и я улыбаюсь.

  Когда я ехала автостопом через Россию, то прямо отвечала на вопрос, страшно ли мне вот так одной тащиться через всю страну: "Да, конечно, страшно!" И от этого становилось легко и смешно. Даже как-то спокойнее. Ведь тогда, в пути, нормально было бояться. И я открыто боялась - прямо смотрела страху в лицо. А здесь все безопасно и понятно, размеренно и, якобы, продуманно. Здесь нельзя бояться. Здесь это слишком глупо и неоправданно. Если меня спросят в любой момент жизни, страшно ли мне, я уверенно отвечу: "Да".  Вот только здесь, в городе, в этом одном месте мне жить страшнее. ПОтому что надо планировать, потому что нужно идти по ступенькам к цели, которой нет, держаться золотой середины и делать, что-то конкретное делать каждый день. А цели то нет и что делать-то непонятно. Кажется, так много возможностей и вариантов, что я просто не понимаю куда идти и что делать. Или не могу выбрать. Боюсь выбрать, боюсь ошибиться. Есть что терять. Или я раздула свою Вселенную настолько, что она мне кажется значимой для того, чтобы рискнуть ей? А  может я боюсь перемен? Хм... Но я ведь была готова остаться во Владивостоке и попробовать что-то построить с этим человеком.
Значит дело в другом. Другой? Неужели обязательно нужен человек?
Turkey, Black Sea

Понеслась... (про взросление).

Я безответственная тупая дрянь без своего места.
Место, которое я так старательно и долго отвоевывала, не считается моим и мне ни коем образом не должно принадлежать. Такая подлость спустя стольких лет внушения “Возвращайся домой”. Какого хера родители называли это домом, какого хера приучали меня к мысли о том, что у меня есть место куда вернуться, если по итогу я должна собрать монатки и смыться отсюда с первой нормальной зарплатой? Я конкретно этого не слышала, но это очень даже подразумевается. По крайней мере, несколько человек поделились со мной, что дом/квартира принадлежат моему отцу и что это место НЕ мое, а мои попытки установить личные границы – это наглость, грубость, детский максимализм и претензия на то, что мне никогда раньше не принадлежало. И тут в голову приходят разные кривые/темные/надежные/светлые мысли о свадьбах, блядстве, иждивенчестве, съеме, свадьбе моего отца, его смерти, болезни, манне небесной и так далее по списку. Очень гадко и позорно ощущать себя тварью, которая ради халявного жилья желает смерти или благополучия своему кормильцу, который, кстати, обо мне заботится.
Я больная. Психопатка. Я не могу отвечать за себя в отношениях с мужчиной. Раз я готова мстить своему отцу за молчание и его неприятие моих границ, спихивать на его плечи ответственность за все неудачи, сложности, дерьмо, которое сейчас чувствую, происходит; давить на его самые больные точки, топтаться на белых рубашках и размазывать грязь не только по его лицу, но и колоть его женщину (конечно, чтобы сделать ему больнее), то о какой ответственности здесь можно говорить в отношениях с мужчиной? Я не могу адекватно оценивать свои поступки, я не готова нести ответственность за свой выбор или свои мысли. Я склонна манипулировать, лишь бы сэкономить, получить выгоду, сохранить свою задницу. Никакой человек этого не должен терпеть и не заслужил. Хотя, конечно, можно надеяться, что у какого-то мужчины найдется достаточно жалости и отеческого терпения, понимания, чтобы пройти со мной эти девять кругов ада, прежде, чем я научусь, разберусь, соберусь. Если я в принципе соберусь, если я в принципе что-то с этим сделаю.
Мне чертовски тяжело держать себя в руках. Я, блять, затрахалась постоянно контролировать эмоциональную безопасность других, другого. Что уж тут говорить. Я вообще себя достала. “Держись! Нужно только продержаться! Нужно только дотерпеть!” Нет, блять! Я хочу сдать этот тест хорошо! Даже на отлично, потому что я этого достойна, потому что это Я. Я хочу нормальную жизнь, чтобы у меня было достаточно денег себя обеспечить, чтобы я не звонила и не ныла, клянчила, строила предложения и фразы в разговоре, заставляя привезти мне чего-нибудь вкусного. И, если человек все-таки не поддался манипуляции, сожалеть и восхищаться им одновременно. Я, блять, уже затрахалась этим! У меня, блять, слишком много разносторонних мыслей по этому поводу!
Я не знаю конкретно, чего хочу и для чего мне это нужно.
Нужен ли мне мужчина, который будет добрым, умным и интеллигентным папочкой, дающим мне деньги, внимание, заботу и любовь просто потому что ятворческая, красивая, мудрая, крутая, талантливая... Чего-то меня в этом не устраивает. Чего-то мне тут не хватает. Ага! Про свободу еще забыла. В общем, меня очень сильно цепляет главная героиня из фильма “Мне не больно”. Вот только я бы в свободное время занялась развитием своих творческих способностей, плюс выучила несколько дополнительных языков, плюс работала бы в «кнігарне» ради чтения книжек и общения\нахождения в курсе того, что вообще в культурной жизни происходит. А так своя квартира или комната, куда я могу водить мальчиков (ну, или одного мальчика) и полное обеспечение, да так, чтобы с лихвой еще хватало на все перечисленные выше занятия. Что я готова дать взамен? Ничего. Любите меня такой, какая я есть. Таких классных людей вам нечасто посчастливится встретить. Кажется, вариант иждивенки с возможностью проживания и спонсирования для меня сейчас один из самых простых и актуальных.
Другой вариант, это найти работу такую, чтобы можно было снимать комнату. Мне не нужна целая квартира, но комната – это, конечно, круто. Блять, хочу нереально много зарабатывать, чтобы можно было перестать экономить, ныть, прекратить скатываться до того, что экономить на херовых бананах (выбирая те, что самые-самые дешевые) и укропе, дешевле на тысячу, намекать всячески, что было бы неплохо мне какой-то еды привезти, если едешь в гости. Я не готова платить за это скучной работой, своими талантами, навыками носить высокие каблуки и офисную одежду, корпоративными вечеринками. Да меня тошнит от этого и хочется сплюнуть при виде этих напомаженных, опрятно-трусливых офисных мальчиков-сусликов. Как же мерзко-то...
Я хочу зарабатывать искусством, то бишь пойти учиться на графику в академию искусств, хотя язык я знаю лучше. Как вместить в свое расписание переводы, курсы по языкам, занятия йогой, учебу в академии и работу в «кнігарне»? Это вообще реально? Реально, но большой вопрос, выдержат ли мои нервы и возможны ли при таком графике отношения. И вообще, про меня ли такое насыщенное расписание? И вариант зарабатывать искусством. Попахивает дерьмецом и какой-то попсой.
Я хочу и мне нравится биться в истерике, вопить, провоцировать себя спасать, понимать. И одновременно, я хочу быть одна для себя, и чтобы все вокруг для меня что-то делали. Чтобы мне, наконец, все были обязаны, а не я им. Я хочу упасть на колени в плаче, биться спиной о стену, сживать кулаки, протыкать руки ножом, чтобы чувствовать эту боль, наказывать себя за эту безответственность, импульсивность, резать себя этим детством. Но этот спектакль ничего не стоит, он бы, вероятно, даже не состоялся, если бы не было кого-то другого, мужчины-зрителя, претендующего (или того, кого я желаю видеть) на место моего спутника, избранника. Идеальное ожидаемое поведение – это хватать меня за руки, трясти за плечи и взывать к моей какой-то сознательности. Вообще, трясти меня, стучаться ко мне. Нежность тут, наверное, не срабатывает. Понимание, соучастие – не знаю. Я вообще не знаю, что с этим делать! Но держать все это внутри кажется мне таким же разрушительным, как и складывать битое стекло в полиэтиленовый пакет.
Меня, блять, просто эта вся хуйня в голове затрахала. Меня вообще от всех этих отношений-сношений воротит. Без ответственности с его стороны и цыпочки, внимание, ответственность, расчет-тактика с моей. Все эти ебаные вопросы ответственности, детства. Почему все не может быть просто и натурально? Или просто так, как идет. Похоже, что я сама себя уже достала. Куда идти с этим и что делать непонятно\не хочу разбираться\нет времени, сил, терпения. По крайней мере, в данную конкретную минуту. И понимаю же, что где-то неправа. Но, блять, я имею права так чувствовать, я с этим живу, я имею права сорваться.

И не звони мне поговорить об этом или спросить как я. Я могу об этом только порыдать.
Turkey, Black Sea

адчуванне маіх стасункаў з С.К.

Арцем Кавалеўскі - Чужыя

Заслона.
Не будзе
Першых актаў.
Актава
Нашага сыходу
Прагучала.
Па чорных -
Я,
А ты,
Ну, ведаю,
Канешне,
Ты -
Па белых...
Так смела,
Смеючыся,
Уцякаеш
І не чакаешь
Бітваў
Між уласных
Стратаў.
Зноў старт -
Разбегліся...
Мы -
Па сваіх,
Па норах -
Нервы берагчы...
Так лепей
І лягчэй,
І проста.
Уголас -
Ані слова,
Так,
Без слезаў -
То шэпт душы,
Мізэрнасць цішы...
Разбегліся.
Далека мы.
Нямыя,
Паўпразрыстыя,
Чужыя.
Turkey, Black Sea

(no subject)

On Frappe - Jacques Prévert

Qui est là
Personne
C'est simplement mon coeur qui bat
Qui bat très fort
A cause de toi
Mais dehors
La petite main de bronze sur la porte de bois
Ne bouge pas
Ne remue pas
Ne remue pas seulement le petit bout du doigt.
нежность, тепло

Про любовь.

…до тех пор, пока у Женщины не случился роман с самой собой,
каждый мужчина будет для нее всего лишь психотерапевтом,
пытающимся излечить ее от неприятия самой себя и страха остаться одной.
Истинная, глубокая любовь, возникает из состояния наполненности собой.
Тогда любовь к мужчине родится в своем высшем проявлении — как дарение себя ему,
а не как отчаянная попытка быть кому-то нужной, чтобы ощутить собственную полноценность.


Юлия Свияш
нежность, тепло

(no subject)

С прошедними праздниками Вас! Как Вы? Как Новый год?
Извини, что так и не позвонила Вам тогда. Побоялась беспокоить Вас, так как приехала очень поздно, а утром надо было бежать в поликлинику и решать всякие дела.

Вот только недавно вернулась из Турции, из Стамбула. Collapse )
п.с. Простите, что не поздравила Вас с Новым годом. Вы только не думайте, я всегда о Вас помню! Вот приеду и обниму Вас за все праздники! =)